Ю.Ю. Болдырев Начнем ли «перестройку» с себя? - Политика - Статьи - Заря времён...
Приветствую Вас Странник | RSS
Заря времён. . . Путь человека Знания
Главная | Статьи | Регистрация | Вход
 
www.radiobells.com #radiobells_script_hash
На земле мы не навсегда: лишь на время... Не сплю! Всегда осознаю себя!... Нет конца тайне, имя которой — человек, ровно как и тайне, имя которой — мир.
Главная » Статьи » Политика

Ю.Ю. Болдырев Начнем ли «перестройку» с себя?

Президент России Д. Медведев вновь призвал к перестройке всей мировой финансовой системы. Но на этот раз конкретизировал: перестройке такой, которая делала бы эту систему выгодной не только самым развитым государствам, но и всем остальным. Что ж, не могу не согласиться с обоснованностью такой постановки вопроса.

Правда, тут в комментарии к прошлой статье кто-то сравнил меня с Дон-Кихотом? Но, согласитесь, если всерьез, то мое «дон-кихотство» - мелочь по сравнению с тем, что предложил самым сильным в этом мире наш президент: взять, да и добровольно отказаться от эмиссионного дохода, позволяющего осуществлять в колоссальных объемах постоянный и реальный передел всей мировой собственности в свою пользу. Неужто кто-то от такого добровольно откажется?

Для нас же у проблемы несправедливости финансовой системы есть два важнейших аспекта.

Аспект первый: мы своими действиями до сих пор этой глобальной несправедливости препятствовали, как могли, или же, напротив, способствовали и даже потворствовали?

Аспект второй: а внутри страны, в своей собственной финансово-экономической системе, мы подобную несправедливость как-то минимизируем или же, напротив, даем ей цвести еще более пышным цветом, нежели это происходит во всей мировой финансово-экономической системе?

Попробуем разобраться сначала с первым аспектом.

На чем основана глобальная несправедливость нынешней мировой финансовой системы? Всего лишь на трех китах:

- на отсутствии какого-либо иного всеобщего торгового эквивалента, кроме того, который эмитируют самые развитые и сильные, что заставляет менее развитых отдавать производимый реальный продукт лишь за долговые обязательства более развитых; то есть, фактически слабые и бедные вынуждены беспроцентно кредитовать богатых и сильных;

- на открытости границ для перемещения капитала туда, где условия для него лучше, то есть, на островки, создаваемые для этого самыми развитыми и сильными – у них для этого, естественно, больше возможностей; то есть, слабые и бедные опять кредитуют богатых и сильных;

- на скрытом силовом принуждении к сохранению этого статус-кво, в том числе, на возможности «экспорта нестабильности» туда, откуда в противном случае может уменьшиться поток кредитных ресурсов в пользу самых развитых и сильных.

И все. Очень просто, понятно и демократично. В том смысле, что все, кроме, разумеется, последнего пункта (на котором, как правило, не акцентируется внимание), происходит как бы само собой, на основании свободного выбора свободных граждан и образуемых ими суверенных государств. А если таков свободный выбор – так что же «перестраивать»? Если вместо обвала мировой долларовой системы мы наблюдаем (правда, после целой серии как бы случайно и независимо организованных девальваций других валют) масштабный общемировой процесс перевода всех ресурсов в долларовую наличность, которой теперь, вместо прежнего очевидного переизбытка, даже как будто стало не хватать, что позволяет, образно говоря, запускать все долларовые печатные станки в три смены, то что же и, главное, зачем сейчас «перестраивать»?

И получается, что, говоря о перестройке мировой финансовой системы, хочешь или не хочешь, а надо говорить еще и о скрытой компоненте этой системы: о реальной независимости или, напротив, зависимости правительств и центробанков суверенных государств, об авианосных ударных группировках и самолетах-невидимках, о рыцарях плаща и кинжала, а также о международных благотворительных фондах «за мир, дружбу и все хорошее…»…

Готовы ли мы всерьез говорить именно об этом на высокой международной арене? После знаменитой мюнхенской речи нашего тогдашнего президента В. Путина казалось, что готовы. Но с тех пор уже утекло много воды, а существенного продвижения в части содействия большей независимости всех относительно слабых в этом мире от самых сильных, к сожалению, пока не замечено.

Более того, как являлись мы – Россия - прямо-таки образцом явно зависимой и очевидно не национально ориентированной экономической политики, так этим образцом и остаемся. На каком там мы месте в мире по вложению наших ресурсов в казначейские обязательства США? То ли на пятом, то ли на шестом, и это при том, что вся наша экономика по объему – всего менее трех процентов мирового ВВП, а по содержательному наполнению экономики (по высокотехнологичной продукции и продукции с высоким весом добавленной стоимости) – так и менее процента…

Так кто же в этом мире преданнее всех других поддерживает нынешнюю, действительно крайне несправедливую мировую финансовую систему, если не мы, не нынешняя Россия?

Теперь перейдем к аспекту второму: а что же у нас в этом смысле внутри страны? А внутри страны в весьма высокой степени мы наблюдаем подобие того, что критикуем на общемировом уровне. А именно: там мировая финансовая система построена как механизм перекачки реальных ресурсов от бедных и слабых государств к государствам богатым и сильным; у нас же своя собственная внутренняя финансовая, налоговая и таможенная системы построены как точно такой же механизм, служащий исключительно одной цели – перекачке реальных ресурсов от производящей экономики к экономике финансово-манипулятивной. Вечный вопрос, который уместно повторять снова и снова: откуда у нашего Центробанка такие гигантские (теперь уже в прошлом) – около семисот миллиардов долларов – золотовалютные резервы? И для чего, если вся реальная экономика при этом оказалась на голодном пайке? И зачем всего за полгода потратили почти половину этих резервов на «спасение банковской системы», если эта система развитию реального производства никоим образом не служит? Более того, если даже и после всех «спасительных» мер, тем не менее, для бизнеса (в том числе, для малого, о поддержке и защите которого столько заявлений) ни малейших гарантий сохранности в банках даже минимума оборотных средств так и не появилось. Для гражданина, который, специально обращаю внимание, не обязан класть свои деньги в банк, такую защиту до семисот тысяч рублей ввели, но для предприятий, которые государством принуждаются к хранению оборотных средств на банковских счетах – ничего.

Но из «либеральных» кругов устами известной «отвязной» журналистки популярной радиостанции запущена новая, как они выражаются, «фишка»: оказывается, эти деньги потрачены на спасение не банковский системы (в чем признавались даже и руководители нашего правительства и Центробанка), а на поддержку «устаревших производств» реального сектора экономики. И все под соусом глубокомысленных рассуждений о том, что кризис – «кондратьевский» (то есть, волновой спад, связанный с переходом к новому технологическому укладу), а значит, все эти нынешние производства вообще в будущем существовать не должны…

Что ж, о том, что подпитка банковско-манипулятивного сектора у нас прикрывается «помощью реальному сектору» (начиная с известной сказки о якобы непробиваемых «тромбах» и заканчивая нынешним субсидированием процентной ставки при покупке автомобилей), я пишу чуть ли не в каждой статье, включая и последнюю, предшествовавшую этой. Но вброс в массовое общественное сознание, да еще и через радиостанцию, принадлежащую крупнейшей полугосударственной монополии, идеи о необходимости добить все прежнее «устаревшее» производство (идеи, еще и таким образом как будто освященной именем великого русского экономиста Кондратьева), заслуживает особого внимания – как один из важных элементов продолжения той самой крайне несправедливой игры в одни (в наши) ворота, о которой мы сейчас говорим.

А ведь я хорошо знаком с одним из наиболее известных у нас сторонников взгляда на нынешний кризис как, в том числе, на проявление кондратьевских длинных волн в экономике, как на следствие исчерпания самого себя прежним технологическим укладом – я имею в виду академика С.Ю. Глазьева. Но очень важно обратить внимание: и в его концепции все производства «ядра» нового нарождающегося технологического уклада (нанотехнологии, биоинженерия и т.п.) окружены так называемыми «несущими» технологиями, доставшимися нам из прежнего технологического уклада (авиастроение, судостроение, точное машиностроение, нефтехимия, сельское хозяйство и т.п.). И, добавлю уже от себя: технологиями, нами в высокой степени утерянными. А без них, без востребования развитыми несущими технологиями и соответствующими производствами элементов и продуктов нового технологического уклада мы можем получить лишь очередной отрыв от реальности и бессмысленное вложение гигантских ресурсов в то, что востребовано и использовано будет отнюдь не нами и не у нас…

Так, может быть, если не «прежде, чем», то хотя бы параллельно с предложением о реформировании мировой финансовой системы чуть-чуть озаботиться и направленностью и степенью эффективности свой собственной, русской финансовой системы? В частности, поставить вопрос о том, что не «невидимая рука рынка», а вполне заметное государственное принуждение заставляет предприятия реального сектора экономики нести все свои денежные средства, включая оборотные, в лапы к ростовщику, да еще и к ростовщику с весьма ограниченной ответственностью.

Вы спросите: а как же тогда контролировать финансовые операции? Но ответ очевиден: отделить действительно кровеносную систему – финансово проводящую - от системы отсасывания соков и накопления жира – от системы ростовщической. И тогда все становится ясно. И выяснится, что даже построение такой новой финансово-проводящей системы с нуля стоит многократно меньше, чем сейчас потрачено на спасение якобы «кровеносной системы» экономики, но на самом деле – на поддержание и подпитывание за наш с вами счет ростовщика…

Давайте хоть чуть-чуть задумаемся: можно бесконечно искать те или иные частные дефектики в мировой финансовой системе и их корректировать (до следующего глобального кризиса), но если целая мировая религия, доля приверженцев которой во всем мире неуклонно возрастает, построена, в том числе, на жестком и категорическом отрицании ростовщичества как безусловного зла, неправедно отнимающего чужие ресурсы и загоняющего людей в рабство, может быть, в этом что-то есть?

У нас же парадокс. Сначала Президент Д. Медведев, а теперь еще и мэр Москвы Ю. Лужков жестко ограничили и запретили всякие проверки малого бизнеса – тем самым они признали, что чиновник в нашей не административной, а давайте смотреть правде в глаза - государственно-политической системе как-то не очень хорошо и с пользой для дела эти проверки осуществлял. Но тут же возникает вопрос: если чиновник не справляется с проверками малого бизнеса, то почему ему тут же можно доверять, например, организацию единого госэкзамена для школьников и абитуриентов по всей стране (посмотрите на эти задания вкупе с запретом на их оспаривание – и сразу сами все поймете)? И, тем более, почему ему можно доверять осуществление глобального финансового регулирования в стране и управление денежными ресурсами в масштабе в несколько годовых федеральных бюджетов (резервы Центробанка) – или это менее ответственные задачи? Или их решение более публично и легче проверяемо обществом? Вопросы абсолютно риторические, и ответы на них очевидны.

Как не вспомнить, что в бытность мою зампредом Счетной палаты мы столкнулись с тем, что на результаты проверки Центробанка, не содержавшие никакой охраняемой законом тайны, тогдашний председатель ЦБ Геращенко, которому документы (в соответствии с действовавшей процедурой) были направлены лишь для ознакомления, взял да и поставил гриф «секретно» - пришлось Счетной палате судиться с Центробанком…

Или, может быть, кто-то полагает, что чиновник, проверяющий ларьки – это одно, а сотрудник или руководитель Центробанка (как бы Центробанк лицемерно ни назывался «учреждением» вместо органа государственной власти) – нечто совсем другое? Таких наивных, надеюсь, нет?

Таким образом, мы, отдельные русские экономисты и публицисты (с некоторым опытом и государственной деятельности) всем сердцем поддерживаем инициативы нашей власти в сфере придания большей справедливости всей мировой финансовой системе, но очень просим начать все-таки с себя, с русской финансово-экономической системы.

Мы также всей душой поддерживаем инициативы в сфере ограничения произвола чиновников в отношении малого бизнеса (хотя конкретное решение мне лично кажется чрезвычайно упрощенным – буквально, на уровне отказа от борьбы), но очень просим внимательно отнестись и к вопросу о произволе в отношении всего реального сектора нашей национальной экономики и со стороны наших финансовых властей. Правда, здесь такого же простого решения – на уровне запретить Центробанку и Минфину вообще что бы то ни было накапливать, регулировать и контролировать – явно не просматривается…

А пока приходится признать, что мы – инициаторы радикальных и коренных изменений в мировой финансовой системе – сами пока не более чем край непуганых ростовщиков.  

И, возвращаясь к прежней статье и реагируя на некоторые отклики на нее, мы - край абсолютно распоясавшихся недропользователей, которым на стратегические интересы государства абсолютно наплевать. При этом я отнюдь не против предлагавшейся всегда коммунистами, а теперь и мэром Москвы (в этом случае - временной) национализации крупных сырьевых корпораций. Но тогда государству придется принять на себя весь их корпоративный долг как суверенный долг государства. Если нет другого выхода, то и это можно сделать. Но зачем, если другой выход есть?

Повторю - для тех, кто, может быть, не вполне понял и даже сравнил чуть ли не с «яблочной» идеологией, или опасается, что неправильно поймут другие. В отличие от собственности на частное высокотехнологичное предприятие, владеющее патентами, научными и конструкторскими кадрами, проектной документацией и основными фондами, собственность на добывающую компанию в цивилизованном государстве сводится до уровня полной зависимости от требований государства по безусловному выполнению взятых на себя в соответствии с лицензией обязательств, в том числе, по финансированию (если уж получили лицензию, то уж, будьте добры, средства сами изыщите) и порядку ведения работ. В отличие от того, что лоббировали у нас в 90-е транснациональные корпорации, госдепартамент США, нынешний украинский «герой» (тогда – наш премьер) Черномырдин и моя тогдашняя партия «Яблоко» (из-за чего я и вынужден был из нее выйти) – долгосрочных (на 30 и более лет) соглашений о разделе продукции, заключая которые можно было отступать от любого русского закона (как это и произошло на Сахалине), да еще и по условиям которых Россия была бы не вправе регулировать поток сырья за рубеж (коротко – в отличие от того, что внедряется сейчас американцами в оккупированном Ираке), действующий лицензионный порядок предусматривает исчерпывающие возможности воздействия государства на недропользователя вплоть до изъятия лицензии. А кому будет нужен какой-нибудь даже «Лукойл» или «Норильский никель», если у новых собственников, при их ненадлежащем поведении, отнимут лицензии? Останется пустышка, а работой на соответствующих месторождениях тут же займутся другие – те, кто получит лицензию.

Таким образом, я не предлагаю срочно все раздать на условиях тех, что есть сейчас – ни в коем случае. Я предлагаю сначала изменить условия – при нынешних темпах корректировки Конституции это (действительно жизненно необходимое) можно сделать менее чем за месяц – никого обанкротить за это время точно еще не успеют. Сначала навести порядок в госрегулировании сферы недропользования, включая введение контроля (и ограничения, чего сейчас нет) за экспортом природных ресурсов (и т.п. – все, что перечислено в предыдущей статье), а также принять пакет законов, возвращающих сферу нефтегазового сервиса как стратегическую под полный госконтроль (а сам процесс возврата может и растянуться на два-три года), после чего владение добывающей компанией становится фактически не более чем правом и одновременно жесткой обязанностью проинвестировать свои деньги в точно определенное дело и получить свою регламентированную прибыль в пределах квот на поставки сырья за рубеж; на внутреннем же рынке – не ограниченно (при условии обеспечения госрегулированием квот на экспорт существенного превышения предложения на внутреннем рынке над спросом – без чего, как известно, свободного рынка не бывает). И все. Не либерально? Абсолютно. Но зато, вы удивитесь, потрясающе эффективно. В этом случае, и это важно понимать, добывающие предприятия перестают быть стратегическими (от них мало что зависит), и тогда какая нам с вами разница, кто у них собственник?

Конечно, найдутся аргументы в пользу того, что лучше все-таки все сейчас национализировать, но какова цена? Если это можно сделать бесплатно, то я не против. Аналогично и с их долгами: если ради сохранения собственности на добывающие компании за Россией надо отдать кредиторам компаний несколько сотен миллиардов долларов, то, с моей точки зрения, эти деньги мы можем и должны потратить более разумно. При том, что ввести то регулирование недропользования и экспорта сырья, о котором я говорил выше (и подробнее в предыдущей статье) – в любом случае жизненно необходимо. 

 

Столетие, 16.03.09

 

Антикризисная программа: если бы только опечатки...

 

На минувшей неделе на правительственном сайте наконец опубликована Программа антикризисных мер правительства РФ. Что ж, сам факт ее опубликования – уже добрый знак, тем более, что предлагается ее изучать и даже критиковать – вносить предложения. А первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов даже заявил, что намерен проехать по регионам и собрать замечания и предложения с мест. Прекрасно, и если речь о замечаниях мелких и частных, то можно проехать по всей стране, доехать до каждой последней деревушки с некоторой даже и пользой. Если же речь о замечаниях по существу, то далеко ехать нет нужды – все достаточно очевидно и из Москвы, а кое-что – даже и при беглом просмотре.

С результатов беглого просмотра и начнем.

Первое. Антикризисная программа, тем более опубликованная не в первые дни кризиса, а спустя целое полугодие после его уже явного и очевидного начала, наверное, должна быть документом очень глубоко и фундаментально продуманным и отточенным: согласитесь, полгода – достаточный срок. Однако программа оставляет ощущение некоторой небрежности: ряд пунктов сформулирован явно в спешке и не вполне внятно, ряд пунктов (не как текущее продолжение действия, но как действие разовое), сформулированных в уже реализованном перечне за 2008 год, оказывается вновь в перечне на 2009 год. Но, согласитесь, если вы уже внесли те или иные изменения в законодательство, о чем тут же и отчитались по прошлому году, разве уместно в приличной программе антикризисных действий включать это уже сделанное как лишь намерение на будущее – на 2009-й год? И, наконец, налицо элементарные ошибки и опечатки, несистемность оформления. Например, два пункта из семи заканчиваются точками с запятой, остальные – точкой. Это, конечно, мелочь, но любой руководитель знает: это – мелочь, но уже весьма характеризующая документ. Неужели не только на редакторе, но даже и на корректоре в таком деле решили сэкономить? И сколько же на этом для страны удалось сэкономить, разрешите спросить?

Второе, на что обращаешь внимание еще при беглом просмотре, это достойная лучшего применения настойчивость в прежних идеологических заклинаниях, таких, в частности, как «недостаточная развитость ряда рыночных институтов, включая финансовую систему». Строго говоря, вряд ли у нас сегодня вообще уместно говорить о развитости чего-либо более, чем финансовая система. Проблема в другом – в бесконтрольности и безнаказанности, предельной эгоцентричности и практической замкнутости этой финансовой системы самой на себя. Но это, согласитесь, совсем иная материя: дело не в недостаточной развитости, но в принципиально порочном направлении прежнего развития, но об этом, разумеется, ни слова.

Третье. Попытка внимательно читать далее все последовательно приводит к известному синдрому нарастающего желания спросить: «Вы это все всерьез? И если всерьез, то как, каким образом?». Дело в том, что и в первом разделе «Приоритеты программы антикризисных мер», и во втором разделе «Приоритеты среднесрочной политики и их соотношение с антикризисными мерами», и в третьем разделе «Усиление социальной защиты…» сформулирован целый ряд прекрасных начинаний, таких например, как «Смягчение региональной поляризации…» или «Сокращение дифференциации по уровню доходов…», но это явно противоречит всему тому, что делалось до сих пор и что, насколько известно, делается сейчас. Может быть, я проспал, и курс государства уже радикально изменен? И потому, не читая далее подряд все замечательные общие слова, обращаюсь к части истинно содержательной и предельно конкретной – двум приложениям, содержащим перечень мер, уже осуществленных в 2008 году и планируемых к осуществлению в году 2009. Внимательно исследую и то, и другое, не доверяя себе (может, что-то пропустил?) еще тщательнее перечитываю все по новой, но… ничего, имеющего всерьез отношение к «смягчению региональной поляризации…» и «сокращению дифференциации по уровню доходов…» не нахожу. Напротив, припоминаю, какая гневная отповедь была недавно публично дана очередному предложению о введении все-таки прогрессивной шкалы подоходного налогообложения (а как еще вы намерены уменьшать дифференциацию по доходам?), причем, даже несмотря на ссылки на «авторитеты» – на опыт и нынешние действия США, ужесточающих сейчас именно прогрессию в подоходном налогообложении, а на бонусы менеджменту предприятий, получивших госпомощь, установивших ставку налогообложения в 90 (!) процентов… Ни о чем подобном, разумеется, в нашей «антикризисной» программе – ни слова…

Через призму этого печального открытия уже, понятно, с меньшим воодушевлением, читаю и прочие замечательные слова: о «долгосрочных приоритетах модернизации», «инновационном росте», «инновациях в человеческий капитал» и т.п. Ведь не говорится ни слова о том, что в этой сфере намечается какая-либо революция, нет – продолжение прежнего курса, который, оказывается, именно на это и был ориентирован. Но все, что вижу вокруг – как плоды этого прежнего курса, оптимизма не вселяет.

Так, наиболее разрекламированной темой в сфере высоких технологий у нас, как известно, были «нанотехнологии». Что ж, никто не возражает. Но метод поднятия этих самых «нанотехнологий» был, как известно, избран весьма экзотический. А именно: создание некой «нанокорпорации» с далеко не «нано» финансированием – в объеме сто тридцать миллиардов рублей, да еще и сразу в полном объеме переданных ей из федерального бюджета. Согласитесь, было бы странно и совсем не по-нашему, если бы такое стратегическое дело, да еще и с такими колоссальными деньгами, доверили возглавить какому-нибудь крупному и во всем мире признанному ученому, например, Нобелевскому лауреату академику Алферову. Нет, у нас на большую науку и внедрение ее достижений есть свои незаменимые кадры, например, небезызвестный Чубайс. До того если и известный своей эффективностью в чем-либо, так это не в том, что ему обычно вменяют (просто несправедливая «ваучерная» приватизация), но и в более серьезном: в деле передачи русских высокотехнологичных оборонных предприятий под контроль НАТО, а также в организации (в бытность его вице-премьером) противозаконного изъятия из федерального бюджета 1995 года его целой трети – на так называемые «компенсации» в связи отменой таможенных льгот (изначально противозаконных) по ввозу спиртного и сигарет… Но, предположим, парень с тех пор одумался и исправился, и разрушение единой электроэнергетической системы страны, на котором, кстати, он так неплохо официально заработал несколько десятков миллионов долларов – его последнее заблуждение и антигосударственное деяние. Что же он, теперь уже исправившийся, сделал с государственными средствами, направленными на развитие «нанотехнологий»? Известно – то единственное, что умеет легально делать с деньгами и что делал во времена руководства правительством и минфином – положил на депозиты в коммерческие банки. Стоит ли напоминать, что деньги частных лиц в банках застрахованы (до семисот тысяч рублей), но деньги корпораций (тем более, многие десятки миллиардов рублей) – отнюдь нет…

Вы спросите: а как же иначе финансировать такие сложные и перспективные научные и конструкторские работы? Ответ известен, тем более «лучшим менеджерам» всех времен и народов (приходится напомнить для несведующих, что Кудрин – радетель за «нанотехнологии» и благодетель Чубайса, по совместительству министр финансов – бывший ученик и аспирант Чубайса…) – в любом учебнике подробно расписано, как это надо делать. А именно: ни копейки ни на какие счета, но путем открытия целевых кредитных линий под госгарантии или линий прямого финансирования утвержденных проектов из федерального бюджета, для чего деньги «нанотехнологам» в кубышку перечислять вовсе не было никакой необходимости – достаточно лишь зарезервировать в бюджете…

Теперь правительство, как будто, одумалось и решило вернуть эти деньги со счета «Роснанотеха» – восемьдесят пять миллиардов рублей правительство забирает, а пятьдесят миллиардов – оставляет «на текущую деятельность корпорации». Про пятьдесят миллиардов пока забудем, но если вы думаете, что восемьдесят пять миллиардов немедленно возвращаются в бюджет государства, то очень и очень ошибаетесь. Деньги собираются возвращать лишь по мере того, как будут заканчиваться… сроки их хранения на депозитах в коммерческих банках. Значит, кому на самом деле были выделены эти сто тридцать миллиардов рублей под прикрытием «нанопроектов»? Правильно, ростовщику, правда, не напрямую, а через известного в таких делах посредника (и учителя). И после этого нам будут говорить, что банковский сектор у нас «неразвит»?

Кстати, уместно напомнить, что и изначально, в том числе, в период, когда нынешний «нанотехнолог» был «лучшим министром финансов», этот сектор у нас развивался исключительно за счет подобных же махинаций с бюджетными деньгами. Правилом было следующее: в бюджете средств не хватало ни на что, но правительство умудрялось хранить так называемые «временно свободные» (откуда «свободные», если задержки зарплат бюджетникам были по много месяцев?) бюджетные средства на счетах в банках, а при банкротстве этих банков деньги якобы бесследно исчезали…

Что ж, все новое (во всяком случае, в нашем государстве и экономике) – не более чем подзабытое старое. И вот уже теперь, когда прежняя «диктатура закона» перешла в стадию преодоления «правового нигилизма», вчитываемся в правительственную антикризисную программу и в разделе, посвященном поддержке банковской системы, находим уже и прямое, не завуалированное никакими дутыми «нанотехнологиями», казалось бы, уже хорошо забытое – размещение средств федерального бюджета на тех же счетах все в тех же банках. Но, с другой стороны, а что они еще умеют?

…Хотел бы быть понятым правильно. Я – не против, а за все хорошее, но если это реально хорошее, а не пустые заявления, и, тем белее, не прикрытие неких совсем иных истинных действий. Целый ряд общих формулировок программы вызывает только восторг (если не читать все прежние программы и не сравнивать их с реальностью). Правительство будут предотвращать утрату накопленного за годы роста производственного потенциала, не будет помогать неэффективным, но поможет тем, кто эффективен, инвестировал в развитие и лишь временно попал в трудную ситуацию. Слезы умиления, если ничего не знать о том, как это реализовывалось до сих пор. Но со своим знанием-то что делать, читая эту программу?

Понятно, хочется найти какие-либо следы принципиальных отличий этой программы от всего прежнего. Ищу, но даже в постановочной части найти не могу. Начиная даже с объяснения причин кризиса и тяжести его воздействия на нашу страну. Но если правда и здесь не признается, если внятный диагноз ситуации не поставлен, то откуда же возьмется верное лечение?

…Вечером в воскресенье с удовольствием слушаю выступление по государственному телевидению заместителя председателя правительства, ответственного за топливно-энергетический комплекс Игоря Сечина. «С удовольствием» – без иронии. В основном – все правильно, со многим могу согласиться. Это, конечно, далеко от тех назревших преобразований, которые применительно к недропользованию описывал я в своих предшествующих статьях (см., в частности, «Очередная пирамида или эффективная экономика?»), но эти проблемы в интервью и не затрагивались, в целом же все в принципе вполне разумно. Более того, как о цели или мечте ответственный руководитель заявил о стремлении перейти к полной переработке всей добываемой нефти на территории России. Тут же вновь открываю антикризисную программу правительства и ищу хоть какой-то намек на это среди перечня мероприятий – как уже осуществленных, так и намеченных на нынешний год. И, например, про налоговые каникулы по НДПИ при добыче нефти на ряде территорий – есть. Но о движении к светлой цели собственной полной переработки нефти – ничего…

Но, может быть, это все планируется в отдаленном будущем? Допускаю, но хотел бы напомнить, что период низких мировых цен на нефть (а также низких цен на конструкционные материалы и рабочую силу) – самый лучший для создания в стране собственных мощностей по переработке нефти и нефтехимии. Тем более, когда еще в запасе есть валютные резервы, часть которых вполне уместно и целесообразно потратить на закупки за рубежом необходимых технологий и оборудования. Не говоря уже и о реально антикризисном эффекте этих жизненно необходимых гигантских строек. Лучше момента не будет. Но у нас – свой путь. Мы вновь и вновь пишем в «антикризисной» программе про некие «общественные работы» – так, как будто занять народ нам действительно, ну просто абсолютно нечем…

И притча во языцах – автомобилестроение. Нельзя не упомянуть, ибо в программе конкретных мероприятий занимает весьма существенное место. Любопытно сравнить с тем, что записано, например, про авиастроение. И получается чудно. В первом случае очевидна интенсивная поддержка именно производителей. Во втором – исключительно перевозчиков. Почему такая разница? Об этом мы уже неоднократно говорили (лоббирование транснациональных корпораций, поставивших у нас свои сборочные заводы, а также иных – не желающих терять огромный русский рынок сбыта своих авиалайнеров), но посмотрите программу сами – разница уж слишком бросается в глаза. И если с отменой пошлин на ввоз самолетов вместимостью более 300 человек скрепя сердце еще можно было бы на какое-то время (если бы была внятная программа преодоления такого отставания) согласиться, то почему мы не способны оказались делать уже и самолеты вместимостью менее 50 человек (на их ввоз тоже отменяются пошлины, причем, помните, я говорил об общей небрежности документа, вот и пример: этот вопрос авторы программы умудрились зачем-то даже продублировать в двух пунктах программы мероприятий: 2.2.4.3 и затем 2.2.4.5…)? Никакого вразумительного ответа – да и спросить всерьез некому…

И вновь и вновь главное: если читать подряд перечни мероприятий, то создается впечатление какой-то огромной проделанной организационной работы. Но если обращать внимание еще и на объемы выделяемых средств, то контрасты уж очень разительны. Там, где речь о поддержке банков, фигурируют суммы в пятьсот миллиардов рублей, пятьсот пятьдесят пят

Категория: Политика | Добавил: Зудень (13.04.2009)
Просмотров: 684
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
[ Категории раздела ]
КРОМ [8]
Статьи из журнала КРОМ
Нарезка [20]
Статьи из различных газет и журналов
Политика [153]
Другое [87]
Здоровье [4]
Стихи [5]
Рецепты славянских блюд [16]
Обряды [9]
Санскрит [8]
Мастерская [4]

[ Поиск ]

[ Вход на сайт ]
Имя:
Пароль:

[ Статистика ]

Сейчас тут всего: 1
Странников: 1
Посетителей: 0

[ Друзья сайта ]
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz