Приветствую Вас Странник | RSS
Заря времён. . . Путь человека Знания
Главная | Статьи | Регистрация | Вход
 
www.radiobells.com #radiobells_script_hash
На земле мы не навсегда: лишь на время... Не сплю! Всегда осознаю себя!... Нет конца тайне, имя которой — человек, ровно как и тайне, имя которой — мир.
Главная » Статьи » Политика

Млеко, яйки – naсh Moskau?
Млеко, яйки – naсh Moskau?
Российские аграрии становятся полностью зависимыми от Запада

Александр Калинин
Специально для Столетия


Цены на продукты питания продолжат рост, считают эксперты. Впрочем, это прогнозировалось еще прошлой осенью, когда внезапное вздорожание самых социально значимых продуктов – хлеба, молока, масла – сильно ударило по наиболее обездоленным слоям общества, и когда снова со всей остротой встали два проклятых русских вопроса: «Что делать?» и «Кто виноват?».

Что делать, никто не знал. Чиновники, политики, фискальные органы срочно кинулись искать виноватых. Винили крестьян. Но закупочные цены практически не изменились. Винили торговлю. Та кивала на поставщиков, мол, это они подняли цену, а с учетом нашей надбавки она стала еще выше. Без надбавки себе в убыток мы торговать тоже не можем: в цену заложены аренда, налоги, заработная плата продавцам….
Больше всего винили Запад. Дескать, цены выросли во всем мире, и в России аукнулось.

Но в Голландии литр молока стоит по-нашему 11 рублей (год назад стоил 10), в Испании – 13,5, в Америке подорожал с 13,75 до 15,5 рубля, а у нас поднялся до 50.

Цены на яйца в Америке тоже, как и у нас, выросли за год на 40 процентов и достигли своего максимума за последние 20 лет, - 31 рубль, но десяток отборных яиц - все равно дешевле, чем у нас. В Германии 250-граммовая пачка сливочного масла подорожала на 7 центов – менее чем на 2 рубля – и стоит примерно 28 рублей. А вот минимальная цена рабочего часа в США 8 долларов, то есть за день человек получает не меньше 1600 рублей. В Европе еще больше.
Власти нашли временный компромисс. Подписали с крупными производителями и продавцами соглашение не повышать до 1 января цены на социально значимые продукты питания. В эту категорию вошли хлеб, молоко, яйца, кефир, масло сливочное, сметана, творог и масло растительное. Но дальше-то что? Власть по привычке латает дыры. И не хочет признавать за собой вины. А ведь виновата именно она. За то, что много лет в стране не было четко прописанной аграрной политики. Сельское хозяйство считалось «черной дырой», куда вкладывать деньги бессмысленно, дешевле все купить за границей. Аграрии кричали о подрыве продовольственной безопасности страны, их не слышали. Или не хотели слышать. Хотя ученые всего мира пришли к выводу, что если страна завозит 25 процентов продуктов, она уже теряет свою продовольственную независимость. И если в США и Франции уровень самообеспечения продовольствием достигает 100 процентов, в Германии - 93, в Италии – 78, то Россия давно перешагнула этот порог. За шесть последних лет импорт продовольственных товаров увеличился в три раза. В 2006 году он составил 550 миллиардов рублей. И только на 600 миллиардов рублей произвели продуктов питания отечественные хозяйства. Вот тебе и безопасность.
Льготное кредитование крестьянских подворий и фермерских хозяйств в рамках приоритетного национального проекта проблем не решило. Во-первых, получить кредиты по-прежнему сложно. Во-вторых, при отсутствии мониторинга рынка и закупочных кооперативов крестьяне, не имея возможности расплатиться по кредитам, лишь попадали в долговую зависимость. Поднялись немногие. Государственных дотаций как не было, так и нет.

Сегодня поздно «пить боржоми». Требуется срочно корректировать аграрную политику государства. И одно из направлений, которое нуждается в реформировании и финансировании – аграрная наука.

- Вспоминаю один свой диалог с канадским фермером лет 10-12 тому назад, - рассказывает губернатор Белгородской области Евгений Савченко. – Мы тогда все пребывали в состоянии романтизма. Я говорил: давайте приходите к нам работать, мы вам выделим землю, создадим условия. На что тот фермер мне ответил так: «Мы обязательно придем и будем производить в России, но наука останется всегда у нас, на Западе». Я тогда не придал значение его словам. И только сейчас понял их смысл».
Увы, наш агропромышленный комплекс крепко попал в интеллектуальную зависимость от Запада. Так, при выращивании свеклы, подсолнечника, кукурузы, пивоваренного ячменя гербициды, пестициды, да и сами семена мы покупаем за границей. Даже если какие препараты и производим в России, то компоненты для их производства все равно покупаем там. Комбикорма и те не можем производить без иностранных компонентов. Животноводство все более зависит от генетических и селекционных разработок иноземных компаний. Сельскохозяйственные машины, тракторы, комбайны, оборудование – все приходит из-за рубежа. Можно сказать, что современное российское сельское хозяйство является сегодня техническим придатком иностранного интеллекта, иностранной науки и технологии.
Евгений Савченко, ученый и практик, который много лет руководит Белгородской областью, являющейся своеобразным аграрным полигоном России, сетует:
- Когда неожиданно для нас вдруг увеличились цены на молоко, другие продукты питания, все сразу стали спрашивать: а почему, собственно? А потому, что центр управления находится не в России, а за ее пределами. Цены на биржах на генетический материал, гербициды и прочие интеллектуальные продукты увеличиваются с каждым годом. И если даже производительность труда у нас растет, то эффективность его падает, а значит, и конкурентоспособность тоже.
- Мы теряем свои позиции на рынке интеллектуальных продуктов, - признается и председатель Совета Федерации Сергей Миронов. - Усиливается экономическая зависимость России от транснациональных корпораций и глобальных информационных сетей. Россия стремится стать частью мирового порядка, но для этого надо сначала навести порядок у себя.
Почему же это происходит?
- Главным образом потому, что реальная потребность внедрения современных технологий, к сожалению, пока не сформировалась, - считает ученый и генеральный директор пермского инновационного предприятия «Тривектр» Павел Кудрявцев, с которым мне довелось беседовать. Это последствия российской приватизации: собственность поделили, а особого научного задела не оказалось. Многие крупные предприятия ликвидируют свои научные подразделения, считая, что проще купить готовые технологии на Западе, чем самим заниматься их разработкой. Так сводится на нет отечественный интеллектуальный ресурс, образуется зависимость России от западных стран. Поскольку у производства нет потребности в новых идеях, постепенно ослабевает вузовская наука, очень сильно сдали позиции отраслевые и академические институты. А малый бизнес не может замыкаться на фундаментальных работах, поскольку в ближайшей перспективе они ничего не дадут. Изменить ситуацию могла бы российская Академия наук как одна из самых мощных саморегулируемых организаций.

Но тогда придется менять инертную позицию государства относительно поддержки фундаментальных исследований.

Государство же хоть и говорит о заинтересованности в развитии инновационного бизнеса, однако пока дальше деклараций не идет.
- Я убежден, - считает Павел Кудрявцев, - что крупные компании все равно придут к пониманию необходимости развития науки: иначе у них нет будущего. Но такая ситуация созреет очень не скоро.
Вот и в аграрном секторе нашей экономики, по мнению губернатора Белгородской области Евгения Савченко, выход только один. А именно, переход сельского хозяйства на отечественную науку, инновационный путь развития. Необходимо слияние крупных холдинговых компаний с вузовской и академической наукой. Минсельхозом совместно с РСХА имени Тимирязева, российской Академией наук должна быть разработана программа, если хотите, интеллектуального импортозамещения в сельском хозяйстве, которая должна быть реализована вместе с импортозамещением в сфере производства. Иначе мы так и останемся в постоянной продовольственной зависимости от Запада.
Должно измениться и отношение бизнеса к науке. У иностранных компаний 30-50 процентов расходов приходятся на так называемые нематериальные активы – изобретения, селекционные, научно-технические достижения, патенты, ноу-хау. У нас – ноль.
- Умные люди в России, к счастью, постоянно рождаются – кадровая база для науки есть. Но в России и при царе, и при Советской власти эти самые умники никому не были нужны, - считает академик РАСХН, ректор Челябинского государственного агроинженерного университета Василий Васильевич Бледных. - Исключение – оборонка. Там другого выхода нет – поэтому результаты. Ученым нужно верить и финансировать их работу постоянно. Сколько тот же Савченко тратит на науку ежегодно? Наверняка это доли от суммы захудалых университетов США или Англии. Разве правительство когда-нибудь обращалось за помощью к науке? А в России правило – если чего-то не хочет царь, то остальные тоже не хотят. Есть одно но: науку сейчас очень трудно финансировать, потому что в ней оказалось много откровенных хапуг, нечестных, нечистоплотных и малограмотных людей. Поэтому у нас самые «ученые» правительство, Федеральное собрание, губернские власти и т.д. Все отлично знают, чего стоят такие «ученые». И терпим же! И присваиваем же! Разве эти люди будут верить в науку, если они даже не поднатужились, чтобы получить свои ученые степени, а цинично купили диссертации, дипломы и академические звания нередко за государственный, то есть наш с вами счет? Конечно, нет. Они считают, что все российские ученые такие же, как они. Но и в чем-то правы, ведь мы же голосовали за этих «ученых» на своих советах и комиссиях.

- Правильнее было бы говорить не об интеллектуальной, а о технологической зависимости России от Запада.

Интеллектуалов у нас много, но они, к сожалению, не востребованы, - таково мнение заместителя министра сельского хозяйства, академика РАСХН, доктора экономических наук Александра Васильевича Петрикова. - В 90-е года сельскохозяйственная наука, как и наука в целом, понесла большие потери. Два поколения молодых людей не пришли в исследовательские институты и лаборатории. Чтобы преодолеть этот разрыв, во-первых, надо возрождать интерес молодых к научным изысканиям, а значит, повышать статус ученого. И не только зарплатой, но и учетом их мнений, как экспертов, при принятии важнейших решений. Во-вторых, нуждается в реформировании сама организация исследований и внедрения результатов в практику. На Западе и исследования и внедрения сосредоточены в одном месте – в институтах. Всякое исследование заканчивается разработкой. У нас этого нет. И здесь нужны не кредиты, а прямая государственная финансовая поддержка, увеличение бюджета РАСХН. Сельхозакадемия должна работать в тесной связке с Минсельхозом, как это задумывалось еще при Вавилове. Надо сконцентрировать средства в прорывных направлениях, а не распылять их, как сейчас. Но такую реформу должно сделать само научное сообщество, и оно на это способно.
…Тем временем по прогнозам, опубликованным в газете Financial Times, в 2008 году ощутимое подорожание продуктов питания ожидается во всем мире. А к 2016 году пшеница будет стоить на 21 процент дороже, чем в среднем за последние шесть лет, рис - на 37, сливочное масло - на 43, сыр - на 33. Кроме того, на мировую экономику накатывается новая научная волна. Это биотехнологии, нанатехнологии и прочее. И если мы это пропустим, то так и останемся техническим придатком иностранного интеллекта, иностранной науки и технологии

Категория: Политика | Добавил: Воиведъ (15.02.2008)
Просмотров: 925
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
[ Категории раздела ]
КРОМ [8]
Статьи из журнала КРОМ
Нарезка [20]
Статьи из различных газет и журналов
Политика [153]
Другое [87]
Здоровье [4]
Стихи [5]
Рецепты славянских блюд [16]
Обряды [9]
Санскрит [8]
Мастерская [4]

[ Поиск ]

[ Вход на сайт ]
Имя:
Пароль:

[ Статистика ]

Сейчас тут всего: 1
Странников: 1
Посетителей: 0

[ Друзья сайта ]
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz