Приветствую Вас Странник | RSS
Заря времён. . . Путь человека Знания
Главная | Статьи | Регистрация | Вход
 
www.radiobells.com #radiobells_script_hash
На земле мы не навсегда: лишь на время... Не сплю! Всегда осознаю себя!... Нет конца тайне, имя которой — человек, ровно как и тайне, имя которой — мир.
Главная » Статьи » Другое

Владислав Ишутин В ОЖИДАНИИ НОВОГО «РУССКОГО ЧУДА»

Есть такое слово: «случайно». Как часто бывает, что действо, связанное с этим словом самым кардинальным образом изменяет ход событий, казалось бы, давно установившихся и предопределённых. Так совсем недавно случилось и со мной, когда я исследовал развалы книжного магазина и случайно взгляд упал на одну из книг, стоящих на полке. Обратило на себя внимание название: «Вторжение из будущего», но по оформлению - вроде не фантастика. Фамилия автора  (Максим Калашников), мне ничего не говорила, открыл книгу где-то в середине, прочитал несколько строк - зацепило. Решил на всякий случай взять её. Дома прочитал, что называется залпом.

В итоге хочу поделиться своими мыслями насчет того, что нужно сделать в первую очередь для инновационного развития России.

 

 

                                   ***

 

Больше всего поразили рассуждения автора о современном мироустройстве. То, над чем я размышлял уже много лет, и выводы, к которым пришёл, вдруг увидел облачёнными в строчки этой книги. И что мне особенно понравилось - как Калашников строит свои умозаключения: с чувством, с толком, с расстановкой, ничего лишнего, как в математике: дано - найти - решение. Для себя я его в шутку назвал «Карлом Марксом наших дней» (К. М. - М. К.). Это человек, который умеет анализировать и делать выводы, причём правильные, а это - такая редкость в наше время.

Короче говоря, под впечатлением от прочитанного, решил написать Максиму письмо, не очень-то и надеясь на ответ. В письме говорилось, что я вполне согласен с его выводами и даже имею конкретные соображения, как практически осуществить кое-что из того, о чём он писал. Ответ пришёл очень быстро, в нём было предложение написать об этом статью. После некоторого размышления я решил воспользоваться его любезным предложением.

 

                                   ***

 

Как сказал мультипликационный дядюшка Скрудж, «деньги сэкономленные есть деньги заработанные»; и сто, тысячу раз прав Калашников, говоря, что подъём энергетики, а через это и всей экономики в целом, надо начинать с разработки энергосберегающих программ. Причём не абы как (как сейчас делается во многих отраслях: вбухали деньги, а там - куда кривая выведет), а планомерно и целенаправленно. Нужны программы (краткосрочная, среднесрочная и долговременная) и строгий контроль за расходованием средств. А это уже планирование - предтеча плановой экономики, чего нам так сегодня не хватает.

То, что нужно начинать экономить электроэнергию, стали понимать уже во всём мире от Австралии до Америки и для начала объявили настоящую войну лампе накаливания. Ведь при всей своей простоте и дешевизне это настоящий пожиратель такой уже дефицитной энергии, как электрическая. Её КПД всего около двух процентов! Галогеновых - максимум пять. Это даже меньше, чем у паровоза. Поэтому во многих странах уже в законодательном порядке обязывают заменять лампы накаливания на люминисцентные, КПД которых составляет примерно 40%, а это экономия на целый порядок при той же отдаче.

В Австралии в 2007 году правительство объявило о поэтапном переходе к люминисцентному освещению, а в перспективе - к светодиодным лампам, у которых КПД уже около 85%(!) процентов и ресурс больше 100 000 (ста тысяч!!!) часов - это почти двенадцать лет круглосуточной работы без перерыва. Конструкции подобных ламп сейчас усиленными темпами разрабатываются многими всемирно известными фирмами в разных странах мира. Продолжим примеры. Германские политики выступили с инициативой к 2012 году полностью прекратить выпуск ламп накаливания в Европе. А власти Великобритании пошли ещё дальше, намереваясь уже в этом году полностью запретить их продажу. И даже на Кубе, совсем не богатой энергоресурсами, введён запрет на ввоз осветительных приборов, использующих лампы накаливания. По просьбе родственников я недавно посчитал, что при всей своей дороговизне люминисцентная лампа окупится максимум через полгода. Надо сказать, что и светодиодные лампы, которые появятся в продаже для широкого потребителя уже в ближайшие год-два, будут стоить не дороже люминесцентных. Может, только первое время их цена будет несколько высокой, пока производители будут снимать «сливки» со своего ноу-хау, но это обычное дело.

Мало кто знает, что всемирно известный нобелевский лауреат Жорес Алфёров на вопрос журналиста, чем он собирается заниматься теперь, после получения Нобелевской премии, сказал, что будет разрабатывать светодиодные лампочки! Вот бы ему внимание государства да средств, сколько потребуется - строй, дорогой Жорес Иванович, завод, а мы об этом всему нашему народу расскажем и покажем. Вот вам и подъём национального самосознания: не такие уж мы и тупые, которые могут лишь воровать, да водку пить, какими нас искренне считают европейцы и американцы. А на выходе получим источник света, один только переход к которому, сравним со строительством нескольких мощных электростанций. А ещё их можно за границу продавать. За хорошие деньги, как ноу-хау. Будь моя воля, я бы такие лампочки населению бесплатно раздавал. Берите, люди, пользуйтесь, всё равно затраченные на их производство деньги вернутся государству благодаря огромной экономии энергоресурсов.

А теперь маленькая ремарка. Жорес Алферов рассказывал, как однажды он встречался с главой РАО «ЕЭС» Анатолием Чубайсом и предложил ему новую технологию освещения, позволяющую тратить в несколько раз меньше энергии. На это Чубайс ответил, что, дескать, вы, Жорес Иванович, человек старой формации, не понимающий, что наша выгода в том, чтобы продавать побольше энергии. Теперь же этот «выдающийся энергетик» поставлен заведовать российскими нанотехнологиями. Как говорится, комментарии излишни.

 

                                 ***

 

Вот я и подошёл к главному, о чём хотел сказать. Знаю, многие удивятся и не очень-то поверят, но у нас, нашей страны, есть ресурс, о котором мало кто даже подозревает. Ресурс громадный, который даст прибыли в рублях и в валюте, сравнимые с тем, что мы сейчас имеем от продажи нефти и газа. А вложений потребуется  в тысячи раз меньше, чем сейчас идёт в нефтегазовый сектор. Речь идёт об использовании интеллектуального потенциала нашего народа. Не зря Михаил Задорнов говорит, что слово «смекалка»  есть только в русском языке. Езжайте в любую деревню, и почти в каждой найдёте своего Кулибина, а то и нескольких. Хитроумности их конструкций иногда приходится только удивляться. И делают они хитрые самоделки не потому, что их к этому  кто-то понуждает, нет - просто душа просит, есть потребность в самореализации.

Россия - страна с суровым климатом. Чтобы выживать в таких условиях, одной только физической силы было недостаточно, нужно было ещё иметь сообразительность, как и куда эту силу лучше применить. Короче говоря, за несколько тысячелетий существования в тяжёлых природных условиях сформировался тип людей, скажем так, с повышенным интеллектуальным потенциалом (примеры приводить не буду, потому что при желании любой из вас за минуту, не напрягаясь, назовёт, как минимум, десятка полтора фамилий выдающихся россиян), и просто грех этот потенциал не использовать.

А теперь конкретно, что я предлагаю: необходимо кардинально преобразовать нашу систему патентования изобретений. Почему? Существующая ныне, я бы сказал, ориентирована на саму себя, то есть работает так, как положено по закону, не больше и не меньше. А надо так, чтобы не только по закону, но ещё чтоб и по уму. В доказательство того, что здесь что-то не так, приведу пример: по некоторым данным, сегодня количество подаваемых заявок на изобретения, по сравнению с советскими временами, упало не в разы, нет,  их количество стало меньше примерно в сто раз.

 

 

                                 ***

 

Есть замечательное выражение:  «Помогать надо таланту - бездарность пробьётся сама». Ведь,  если разобраться, то окажется, что лишь талантливые люди способны создавать принципиально новые машины, конструкции и многое другое. Точнее говоря, они являются генераторами идей, которые и лежат в основе прогресса современного общества. Если выразиться несколько утрированно, не будь изобретателей, то мы до сих пор бегали бы в шкурах с каменными топорами в руках (хотя и он - чьё-то изобретение). Так вот, как и говорил Максим Калашников, при нынешнем ориентировании экономики на экспорт сырьевых ресурсов наше государство не очень-то и нуждается в новых идеях. А теперь давайте посмотрим, как могли бы развиваться события при другом раскладе.

Давайте объявим ещё один национальный проект, который будет называться, скажем, «Создание системы поддержки технического творчества и изобретательства». Начнём с того, что займёмся реорганизацией системы патентования изобретений. Для чего это нужно? Дело в том, что существующая ныне система очень инертна и неповоротлива. Заявки рассматриваются месяцами и годами, но не потому, что кто-то специально тормозит их рассмотрение, просто таковы нормы. Дело в том, что эти нормы составлялись, когда сотрудникам Роспатента приходилось перебирать вручную огромное количество российских и иностранных патентов. Даже самому заявителю при работе над заявкой приходилось проводить не меньше недели в патентной библиотеке. Теперь тот же объём работы выполняется на компьютере всего за пару часов, правда, часть услуг стала платной. Вы можете через Интернет войти в базу данных ФИПС (Федеральный институт промышленной собственности) и достаточно быстро провести патентный поиск. Такую же возможность имеют и сотрудники ФИПС. Но нормы остались те же, и, чтобы сегодня получить  патент на изобретение, с момента подачи заявки до выдачи собственно патента придётся ждать около двух лет.

А можно ли быстрее? Нет, не положено; только в порядке «живой очереди».  Хотя ещё тринадцать лет назад, когда платные услуги старались вводить везде, где только можно, за соответствующую плату мне провели официальный патентный поиск всего за месяц и предоставили решение о выдаче патента на изобретение. Заплатил бы больше по тарифу - сделали бы за две недели.  Казалось бы, какая разница: раньше выдадут патент или позже, как положено. Но надо учесть такой нюанс, что правовая защита наступает с момента подачи заявки, как говорится, время пошло, а у вас ни шатко ни валко идёт переписка с патентным ведомством и впереди пара лет полной неопределённости: выдадут патент или нет.

Но это ещё не всё. Ровно через год истекает срок подачи всемирной или зарубежной заявки. А вдруг вы придумали что-то действительно стоящее, что неплохо бы запатентовать и в других странах. Да, пожалуйста, патентуйте, только на свой страх и риск и за весьма приличные деньги, здесь государство вам не помощник. Так что  изобретатель в нашей стране предоставлен самому себе: выплывешь - молодец, нет - значит, так тому и быть.

На мой взгляд, это крайне расточительный подход к своим ресурсам. Много лет размышляя на эту тему, я пришёл к определённым выводам, как построить структуру патентования в нашей стране таким образом, чтобы она стала максимально эффективной. Свои соображения по этому поводу я и хотел бы предложить вашему вниманию.

1. Современная техника позволяет многократно сократить сроки рассмотрения заявок, а оформление заявки Роспатент может частично взять на себя, ведь иногда случается, что не совсем правильно оформленный документ вызывает многомесячную переписку подателя заявки с патентным ведомством. В принципе, для этого существует институт патентных поверенных, но их услуги платные и простому  изобретателю не всегда по карману.

2. Пошлины за патентование заявок на изобретения или полезные модели   значительно снизить или отменить вовсе. Кто-то может возразить, что они и так не очень-то и высокие, но если вы хотите патентовать несколько изобретений, то для простого смертного это уже ощутимая сумма. К тому же примите во внимание, что в большинстве случаев изобретения или какие-то их элементы приходится моделировать в натуре, и чаще всего автор идеи делает это за свой счёт.

3.  Штат сотрудников Роспатента увеличить и одновременно с этим поднять их зарплату, но, в то же время, требования к кандидатам на эти должности должны быть очень высокие. Это должны быть профессионалы высочайшего класса, то есть те, кто компетентно сможет оценить толковые идеи и их перспективы. Здесь с наличием кадров могут возникнуть определённые затруднения, как их избежать - в следующем пункте.

4.  Современные технологии позволяют использовать специалистов со всей страны.  Для рассмотрения отдельных заявок можно привлекать специалистов узкого профиля на договорной основе.

5. Разработать систему выкупа изобретений государством. Дело в том, что в заявке есть пункт, где оговаривается, собирается ли автор изобретения в дальнейшем его продать. У государства будет на это приоритетное право. Здесь государство выступает как умный и дальновидный предприниматель, который видит взаимную выгоду. Оно получает ноу-хау, изобретатель - средства для дальнейшей работы.

6. И, само собой, нужен жесточайший контроль со стороны государства в обеспечении секретности отдельных «прорывных» идей, потому что обязательно появятся желающие воспользоваться результатами работы вновь созданной высокоэффективной структуры.

 

 

                                     ***

 

Таким образом, ФИПС превращается в государственную бизнес-структуру, выдающую «на гора» готовые изобретения, которые сможет приобрести любой желающий на «рынке идей», кроме тех, разумеется, что получили статус секретных.

Чтобы было понятней, для чего всё это надо, приведу пару примеров.

Сейчас на самые «крутые» иномарки устанавливаются датчики дождя. Вещь очень удобная и просто необходимая в экстремальной ситуации. Наверное, каждый водитель сталкивался с подобным: дождливый осенний вечер, мокрая дорога и неожиданно из-под колёс встречного автомобиля летят грязные брызги, заливая всё ваше лобовое стекло, а если это произошло на повороте, то у вас буквально доли секунды на то, чтобы среагировать, иначе запросто можно оказаться в кювете или на  «встречке» - под КАМАЗом. А датчики дождя моментально включают систему омывания лобового стекла, тем самым помогая контролировать ситуацию на дороге. И никто сейчас и не вспоминает, что лет пятнадцать назад это придумал обыкновенный русский мужик, но никому тогда не было до него никакого дела.

 

                                   ***

 

Ещё пример. Думаю,  не надо особо объяснять, что все автомобили (и не только) в мире имеют двигатель внутреннего сгорания (экспериментальные не в счёт), и только немногие могут сказать, что этому изобретению уже около ста пятидесяти лет. Его бесчисленное количество раз модернизировали, доводили до совершенства узлы и агрегаты, но принцип работы остался прежним, и его КПД не превышает  25% (дизель - около 30%). Примите во внимание, что 40% энергии в ДВС уходит в радиатор, а 15 - просто вылетает в выхлопную трубу. Но, похоже, очень скоро всё изменится.

Уже лет тридцать тому назад появилась идея роторно-лопастного двигателя, который можно условно назвать двигателем Вигриянова-Гриднева (на разные варианты этой конструкции в мире есть уже около тридцати патентов). Этот двигатель что-то среднее между обычным четырёхтактным двигателем и двигателем Стирлинга, который ещё называют двигателем внешнего сгорания. Идея сама по себе замечательная и заключается в том, что элемент, выполняющий роль поршня, совершает не поступательное движение, как в обычном ДВС, которое затем при помощи сложной и капризной кривошипно-шатунной системы приходится преобразовывать во вращательное, а вращается вместе с выходным валом. РЛДВС раза в четыре меньше и, соответственно, легче четырёхтактного. Как вам двигатель размером с трёхлитровую банку, который имеет мощность 170 лошадиных сил? Для сравнения:  движок стандартного «жигуля», который все видели хотя бы раз, имеет мощность в 70 «лошадок». Как говорится, есть с чем сравнивать.

На сегодняшний день роторно-лопастной двигатель готов процентов на 90. Вот бы этому проекту да поддержку родного государства! Хотя справедливости ради надо сказать, что на эту тему был выдан грант аж в семь миллионов шестьсот тысяч рублей -  пермскому Политеху. Несколько лет два доктора, шесть кандидатов и неизвестно сколько неостепенённых специалистов занимались данной проблемой. В результате показали в теленовостях прототип, работающий в режиме пневмопривода (РЛДВС имеет замечательное свойство: он может работать в обратном режиме, как, например, электродвигатель -  в режиме генератора, что широко используется на электротранспорте). А сам двигатель вроде как засекретили, в чём, честно говоря, приходится сильно сомневаться, потому что при положительном исходе это стало бы просто мировой сенсацией в автомобилестроении.

Этот двигатель однозначно «доведут до ума», - это только вопрос времени. Жаль только, что, скорее всего, это произойдёт  не в нашей стране. А представьте себе автомобиль с таким двигателем: лёгким, компактным, имеющий большую мощность, для него не нужна громоздкая коробка передач. Автомобиль с таким двигателем не имеет ручки переключения скоростей, а в салоне всего две педали: газ и тормоз.

У любого современного автомобиля, будь он передне- или заднеприводной, в силу того, что при поворотах правые и левые колёса проходят разные расстояния, приходится делать так называемую  «обгонную муфту». В результате автомобиль приводит в движение лишь одно колесо, остальные же пассивно вращаются. В джипах-вездеходах приводятся в движение уже два колеса: одно - переднее, другое - заднее. На самых крутых машинах ставят дополнительно сложную и очень дорогую систему блокировки всех колёс -  тогда машина становится настоящим вездеходом.

А вот использование роторно-лопастного двигателя даст возможность делать полный привод на все четыре колеса в штатной комплектации, что не очень-то скажется на цене самого автомобиля. Представляете «Оку» с приводом на все четыре колеса?  Хотелось бы на это посмотреть.

РЛДВС может работать в обратном режиме. Что это значит? То, что двигатель, когда от него не требуется энергия для привода машины в движение, может просто выключаться и включаться автоматически только по мере необходимости. То есть ему не нужен режим холостого хода.

 

Представьте картинку: огромная пробка в каком-нибудь мегаполисе, и сотни машин стоят в ней в полной тишине, не расходуя понапрасну бензин и не загрязняя выхлопами воздух. А ещё такая машина может накапливать энергию при торможении и использовать её при разгоне. Таким образом, исходя из вышесказанного,  автомобиль с роторно-лопастным двигателем будет иметь эффективный КПД примерно в два раза выше, чем лучший современный автомобиль.

 

                              ***

 

В качестве ещё одного примера можно привести мытарства изобретателей  РВС (ремонтно-восстановительного состава), о коих пишет Максим Калашников на сайте BRATSTVO.SU. По сути дела - это уникальное изобретение, прорывная технология, но автор этой идеи подобен красному партизану на вражеской территории: ему нужно не дать ворогу узнать военную тайну и добраться с ней до своих. Только где эти  «свои» -  одному Богу известно. Совершенно абсурдная ситуация. Любой здравомыслящий человек понимает - это шанс, какой выпадает, может быть, раз в сто лет. Здесь бы да государственный подход! Уже не надо ничего вкладывать, тратить огромные средства в разработку - вот вам на блюдечке золотой самородок, берите и распорядитесь сим даром разумно.

Так нет же! Все дружно будем сидеть и наблюдать, что из всего этого получится. Я навсегда запомнил слова одного чинуши на заводе, когда много лет назад пришёл к нему и предложил изобретение, которое сделает их продукцию более удобной в потреблении и более конкурентоспособной. Он меня спросил: «Это сейчас кто-то выпускает?» Я сказал, что нет, еще никто такого не делает.  Его ответ был просто замечательный: «А тогда зачем нам это нужно?». Точнее, ему надо было сказать «мне», потому что человек пенсионного возраста сидит на зарплате, которая простому работяге и не снилась. Так зачем ему что-то менять, напрягаться, шевелить мозгами, а тем более брать на себя хоть какую-то ответственность? Окстись, чур тебя с твоими идеями! Похоже, ситуация за много лет нисколько не изменилась.

 

 

                                      ***

 

Но вернёмся к тому, что я предлагаю. Понятно, что это пока только общие наброски реорганизации патентной системы. Сразу возникает вопрос: насколько реально её осуществление? Для того, чтобы рассеять возникшие сомнения, скажу, что в мировой практике уже был прецедент, на который особо никто не обратил внимание и не оценил по достоинству.

Имя Томаса Альвы Эдисона известно каждому американцу ещё со школьной скамьи и вызывает их законную гордость. Действительно, человек выдающихся способностей в области изобретательства, он за свою жизнь получил 1093 американских патента и около 3000 зарубежных - такого количества никогда не получал ни один человек. Изобретения Эдисона были действительно весомые, он практически с самого начала для себя определил, что будет заниматься только востребованными изобретениями, как он сам это называл:  «заказами на изобретения». И хотя Эдисон считается изобретателем лампы накаливания в её нынешнем виде, фонографа, аккумулятора и даже электрического стула ( также большого числа усовершенствований изобретений других авторов),  всё же главным достижением его жизни можно признать созданную им лабораторию в местечке Менло-Парк (штат Нью-Джерси).

Этот прототип современных промышленных лабораторий, технопарков  и научно-исследовательских институтов многие склонны считать величайшим изобретением Эдисона. Но еще более значимое открытие сделанное им, почему-то так никто и не заметил. Он создал единственную в своём роде систему, которая была ориентирована на создание изобретения как продукта его предприятия.

Если для всех учреждений подобного рода первичным является созданное изделие, технология и тому подобное, а изобретение - путь его получения, то для лаборатории Эдисона первичным являлось само изобретение.

Эта структура была настолько эффективной, что Эдисон всегда оставался на плаву даже несмотря на то, что он, по свидетельству современников, был весьма посредственным предпринимателем. Как он сам признавался: «Я был плохим фабрикантом, потому что не мог оставить в покое ни одной вещи, даже если она была и так достаточно хороша. Что бы ни попадало в мои руки - машинка для взбивания яиц или электромотор, - я прежде всего думал о том, как это усовершенствовать. Стоит только мне кончить работу над каким-нибудь аппаратом, как я уже стремился снова разобрать его, чтобы еще что-нибудь переделать. Такая мания дорого обходится фабриканту!»

Изобретения были его самоцелью. И не надо забывать, что он не один работал над изобретениями, число сотрудников его лаборатории доходило до ста человек и многие молодые люди, бывшие когда-то его ассистентами, впоследствии сами стали всемирными знаменитостями, директорами компаний, лауреатами Нобелевских премий, получили высокие титулы. А это однозначно говорит о том, что он где-то и в чём-то сам подпитывался чужими идеями. Заслуга Эдисона - в том, что в силу своего выдающегося таланта изобретателя он мог по достоинству оценить их значимость и перспективы и дать им дальнейшее развитие.

 

 

 

                             ***

Но могла ли идея, предлагаемая мной, быть осуществлена во времена Эдисона на его предприятии? Скорее всего, нет. Ему просто некогда было бы этим заниматься. Опять же его слова: «Мне не нужны обычные утехи богачей. Мне не нужно ни лошадей, ни яхт, на все это у меня нет времени. Мне нужна мастерская!»

С другой стороны, в США патентная система одна из лучших в мире. Взять хотя бы такой пример: понятия «полезная модель» в их системе в принципе нет (полезная модель - это, грубо говоря, изобретение, но без проведённой по нему экспертизы по существу, поэтому патент на полезную модель может оспорить любой желающий, имея для этого веские основания), а заявки на изобретения не принимаются ни от кого, кроме как от самого автора изобретения. Можно только позавидовать тому, как в Соединённых Штатах относятся к интеллектуальной собственности. Она у них считается столь же значимой, как, скажем, дом или автомобиль на лужайке возле него. Недаром янки  Конан Дойля, оказавшись при дворе короля Артура и став его главным советником, первым делом ввёл в королевстве патентное право.

Я совершенно уверен, что полномасштабная государственная поддержка и регулирование системы патентования изобретений рано или поздно будут осуществлены сначала в одной стране, а затем и в большинстве других. Различные «технопарки» и «силиконовые долины» - тому подтверждением, осталось сделать ещё только один шаг.

Нынешняя ситуация напоминает мне поле, усыпанное золотыми самородками. Мы по нему ходим, о некоторые спотыкаемся, некоторые даже приходится обходить. Нужно лишь  нагнуться и зачерпнуть пригоршню. Но этого не делают. 

 

 

                                     ***

 

Казалось бы, на этом изложение моей пространной мысли можно и закончить, но не надо торопиться, потому что в природе и в жизни всё взаимосвязано. И здесь, чтобы закрыть тему, хотел бы обратить ваше внимание на один нюанс, который непосредственно связан с темой разговора. Речь пойдёт о существующей ныне системе образования, прежде всего высшего. Все говорят, что качество образования в последние годы падает. Да это действительно так, но никто толком не может объяснить - почему. Поняв это, можно уже предпринимать соответствующие меры, потому что, не понимая сути явления, невозможно с ним эффективно бороться.

Не так давно, если не ошибаюсь, Путин в беседе с журналистами сказал, что у нас в стране ежегодно выпускается три миллиона человек с высшим образованием при потребности в один миллион. Далее, нас уже проглотила «демографическая яма» -  «подарок»  90-х годов, и сегодня на два места в государственном вузее приходится примерно три выпускника средней школы. Ещё прибавьте сюда коммерческие институты, где, чего уж греха таить, бывает, что обучение ведётся по принципу: вы нам - оплату, мы вам - диплом.

С коммерческими  вузами, в общем-то, все более или менее ясно: рано или поздно порядок придётся наводить. А вот что касается государственных высших учебных заведений, то тут надо объяснить подробнее. Дело в том, что штатный состав любого вуза напрямую увязан с количеством студентов. Если хоть на одного студента стало меньше, руководство просто обязано провести сокращение сотрудников. Но, с другой стороны, руководители учебных заведений прекрасно понимают, что нужного специалиста готовят годами, начиная ещё со студенческой скамьи. И как ему сказать: «Ты уж нас извини, поди погуляй лет пять-семь, пока закончится демографический спад, а потом приходи, мы тебя с удовольствием возьмём обратно». Создаётся впечатление, что чиновники от образования переживают, как бы наши преподаватели не получили лишних денег. Как в старом армейском анекдоте, когда прапорщика спрашивают, почему у него солдат метёт плац ломом, не лучше  дать ему метлу? А прапорщик отвечает, что главное не в том, чтобы было чисто, главное  -  чтобы солдат устал. Вот и получается, что приходится держаться за каждого студента, даже если он плевать хотел на вашу учёбу. Глядя на него, и другие студенты начинают к учёбе относиться с прохладцей, а в заложниках такой ситуации оказываются простые преподаватели, порою чувствуя себя просто униженно.

 Казалось бы, тупиковая ситуация. Ан нет, при разумном подходе толковый управленец сможет обратить минусы в плюсы. Для этого достаточно снять ограничения на количество студентов в группах (особо мы ничего и не потеряем, помните, что у нас есть в запасе два миллиона невостребованных специалистов). Что мы получим. Во-первых, количество часов, то есть нагрузка преподавателя останется прежней, так что чиновникам не о чем беспокоиться - преподаватели лишних денег не получат. Во-вторых, останутся самые толковые и перспективные студенты (из которых получатся специалисты очень высокой квалификации - чего нам так сегодня не хватает). В-третьих, учебная дисциплина поднимется в разы, что опять же скажется на качестве учёбы. И главное, качество образования не только вернётся к прежнему уровню, а даже значительно вырастет, потому что преподавателю, к примеру, уже не надо будет проводить  «беглый» опрос. Посадит он студентов кружочком вкруг себя и поговорит с каждым, разъясняя и растолковывая сегодняшнюю тему.

Таким образом, большущий минус в высшем образовании мы сможем заменить на большущий плюс, то есть - получим качество вместо количества.

 

 

 

                         ***

 

Хотелось бы заметить, что  надо начинать с педагогического образования. И не надо вести себя как страусы. То, что мы сейчас имеем, я бы назвал бомбой замедленного действия. Какого уровня выпускники придут работать завтра в школу, такого же уровня мы получим и учеников в ближайшем будущем. А нам, если мы хотим поднять страну и превратить её в процветающую мощную державу, позарез нужны будут высококвалифицированные специалисты в самых разных областях, талантливые изобретатели и конструкторы, созидатели будущего. Иначе, как сказал Маэстро в исполнении Леонида Быкова: «Раскроешь варежку - сожрут к чёртовой матери». То есть, либо мы сотворим своими руками новое Русское чудо, либо скоро всем нам придётся учить язык новых хозяев России: американцев или китайцев.

Третьего не дано.

г. Самара

Категория: Другое | Добавил: Зудень (07.06.2009)
Просмотров: 1037 | Комментарии: 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
[ Категории раздела ]
КРОМ [8]
Статьи из журнала КРОМ
Нарезка [20]
Статьи из различных газет и журналов
Политика [153]
Другое [87]
Здоровье [4]
Стихи [5]
Рецепты славянских блюд [16]
Обряды [9]
Санскрит [8]
Мастерская [4]

[ Поиск ]

[ Вход на сайт ]
Имя:
Пароль:

[ Статистика ]

Сейчас тут всего: 2
Странников: 2
Посетителей: 0

[ Друзья сайта ]
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017Используются технологии uCoz